Выпускнице Одесской Академии связи нужна помощь

Дина Савенкова, выпускница Одесской Национальной Академии связи им.А.С.Попова, нуждается в неотложной медицинской помощи. Счастливая молоденькая девчушка, поступив на первый курс Академии даже и не предполагала, что диплом об окончании придется получать в инвалидной коляске… Ниже привожу рассказ самой Дины, в котором она подробно рассказывает о своей истории…

Привет! Меня зовут Дина и мне 28 лет. Когда мне было 17, я заболела ревматоидным артритом. Тогда я не знала, что это такое. Не знала и то, что эту болезнь даже называют несмертельным раком, что ревматоидный артрит является аутоиммунным заболеванием, при котором организм атакует сам свои суставы. Это теперь я знаю, что это за болезнь. Эти страшные определения я прочла не так давно, хотя заболела больше 10-ти лет назад… Тогда я многого еще не знала и не понимала. Мне было всего 17, почти 18… Училась я на первом курсе одесской Академии Связи и радовалась тому, что поступила, что начался у меня новый этап в жизни, что появились новые возможности, новые интересы, новые знакомые. Да, первый семестр оказался для меня самым счастливым в моей учебе в институте. Все шло хорошо, хотя, конечно, бывало и нелегко, были какие-то мелкие проблемы и трудности. Но в жизни не бывает так, чтоб без трудностей. Если есть цель, большинство трудностей можно преодолеть. Я всегда ответственно относилась к учебе, никто насильно не заставлял меня учиться хорошо. Просто это у меня с самого начала как-то само получалось. И еще я не могу делать что-либо плохо, если знаю, что могу сделать это хорошо. Правда сейчас я стала проще относиться к некоторым вещам. Жизнь расставила свои приоритеты. Вобщем, жила я в то время без особых забот и хлопот, жила нормальной студенческой жизнью. Но вот как-то зимой я обратила внимание на свои пальцы. Два пальца на правой руке подпухли и даже немного покраснели. Вобщем, выглядели они по моим представлениям так, как будто я их ушибла. Я начала вспоминать и вспомнила, что незадолго до этого как-то поскользнулась и упала. Да, подумала я, это просто ушиб, и все скоро пройдет само собой. Пальцы практически не болели. Просто припухлость, и все. Я перестала беспокоиться по этому поводу. Но пальцы никак не хотели приходить в норму, оставались все такими же припухшими, не худели.



Прошло несколько месяцев, я за это время успела один раз переболеть гриппом. И вот, наверное, после гриппа процесс по-настоящему активизировался. Сильных болей пока не было, но стали беспокоить по-немногу и другие суставы. И тут я запаниковала. Обратилась к участковому подростковому врачу, которая направила меня на анализы и на рентген правой кисти. Анализы на тот момент ничего плохого не выявили, рентген тоже. Чтоб все-таки найти причину моей проблемы, врач направляла меня к разным специалистам. Никто из них ничего толком сказать не мог. Не знаю, почему. Ведь, как я узнала позже, именно с припухлости нескольких пальцев на руке чаще всего начинается ревматоидный артрит. Может, они просто не хотели меня пугать раньше времени, не имея подтверждения в виде присутствия ревмофактора в крови. А его там тогда и не было. Но все же это не помешало кардиологу поставить мне правильный диагноз. Вот она меня тогда и напугала. Сказала, что, если я не лягу на обследование в ревмоцентр и не пройду там лечение, то мое будущее может быть весьма печальным. Скоро у меня, если ничего не делать, все будет болеть, ничего хорошего от моего заболевания ждать не стоит, а надо приготовиться, что все может оказаться очень и очень плохо. Мне стало по-настоящему страшно. Да, еще кардиолог меня просветила, что на начальной стадии болезни не всегда обнаруживается ревмофактор в крови. Слова врача насчет моего будущего оказались пророческими. И это несмотря на то, что я прошла лечение в ревмоцентре. Выписанные ею таблетки через некоторое время перестали мне помогать, в больнице назначили другие, но того же принципа действия. Если вначале я принимала метиндол форте, то там мне назначили как основное средство диклофенак. Но лучше не становилось.
В свои 18 я почувствовала, что значит боль в суставах, как она отравляет жизнь. Каждый новый день не приносил облегчения, зато начинали беспокоить все новые суставы, боль становилась все сильнее. Но я не сдавалась. Каждый день заставляла себя вставать и ехать на процедуры и дальнейшие обследования в больницу. Ну, а потом, когда выписалась – на учебу в Академию. Потому что чувствовала, что, если вот так просто сдамся и останусь лежать в постели, жалуясь на боль, то останусь там надолго… И я шла, веря, что когда-то эта боль все же закончится, врачи смогут посоветовать что-то стоящее. А, может, оно само пройдет, ведь не может эта боль длиться вечно?! Ведь до этого я ничем серьезно не болела, а если чем заболевала, то максимум через неделю – две полностью выздоравливала. Но на этот раз само и даже с помощью лекарств мучение не проходило. В больнице, как дополнение к моему лечению, я прошла иглоукалывание у одного китайского врача. К сожалению, и оно не дало результатов, которые бы вдохновили меня продолжить этот вид терапии. Тем более, что на это нужны были деньги… Это было весной 1999-го. Потом наступило лето, я сдала сессию в Академии, думала, что теперь можно отдохнуть от всего, что будет легче. Но, к сожалению, от летних каникул я получила мало радости. Встать и пойти на море не было никаких сил, все время хотелось спать, или просто лежать, начало появляться чувство, что уже просто ничего не хочется. Я устала от боли. Было физическое состояние, похожее на хроническую усталость, но гораздо хуже простой усталости. Организм не хотел ничего делать, мне часто хотелось плакать…



Первые положительные результаты

Но вот начался второй год учебы в ВУЗе, у меня опять появился стимул каждый день рано вставать и заставлять себя двигаться. Каждый день, кроме воскресенья, надо было садиться на автобус и ехать на учебу. Это нормально и в принципе для студента не должно вызывать никаких трудностей. Но это пока ты твердо стоишь на ногах, пока у тебя ничего не болит. А я тогда прочувствовала на себе, что, наверное, чувствуют пожилые люди, когда им тяжело стоять, а места никто не уступает. Иногда было очень тяжело простоять весь путь. Но ведь не будешь просить сидящего рядом, мол, уступите мне место, пожалуйста, у меня очень болят ноги… Да и не поверили бы скорее всего. Такая молодая, и ноги болят. Как это? Но находились и добрые, понимающие люди. Кондуктор одного из автобусов на маршруте, видно, как-то заметила, что я бегу к автобусу, прихрамывая, и пригласила меня сесть возле себя. Это я запомнила навсегда. Боевая на вид женщина, а сердце оказалось чутким к чужой боли… Вобщем, поездки которые я любила раньше, стали для меня испытанием, и были, наверное, самым тяжелым пунктом в моем расписании на каждый учебный день. Но это был второй курс, и я все-таки продолжала двигаться, крутилась как могла. Уже, правда, не без помощи моей мамы. Иногда без ее помощи я не могла застегнуть пуговицу на пальто, поправить что-то. Пальцы временами не слушались, болели. Видя мои мучения и желая помочь мне справиться с пожирающей все мои силы болезнью, мой папа предложил делать скипидарные ванны по Залманову, о которых прочел в книге, которую ему дала почитать одна хорошая женщина на работе. Для процедур даже купили новую ванну. Отец сам приготовил растворы. Все, что оставалось делать мне, – это просто залезть в ванную и посидеть там минут 15. Но даже на такую простую вещь у меня не было сил. Мне было уже все равно, что со мной будет. Нет, я в глубине души продолжала верить, что выход есть, но тело не хотело подчиняться разуму. Приходя с занятий, я чувствовала себя такой вымотанной, что просто без сил заваливалась на кровать и ничего не хотела делать. Это притом, что я никогда не любила спать днем (может, и зря?). Потом я, конечно, заставляла себя подняться, подготавливалась к занятиям. И так почти каждый день

Прочла недавно, что проводили исследование об уровне боли при заболеваниях суставов, в частности, при ревматоидном артрите. И многие пациенты заявили, что лучше смерть, чем жить с такой болью. Я по натуре все-таки оптимист, и не могу согласиться с мыслью, что смерть – это выход из такой ситуации, но жизнь, когда при каждом движении, и даже не двигаясь, чувствуешь боль, тоже трудно назвать жизнью. Это как такой страшный сон, когда вроде живешь, а вроде только существуешь… Но вот, чтобы я не ушла полностью в это забытье, мой папе и начал делать для меня ванны. Это было нелегко и ему, и мне. Вначале я просто просила, оставьте меня, я ничего не хочу. Но он не мог видеть, как угасает его дочь, хотел вернуть меня к жизни во что бы то ни стало. И вот как вознаграждение за его усилия где-то после 4-ой ванны мы увидели результат. Я, до этого садившаяся и встававшая из ванной лишь с маминой помощью, смогла вылезти из ванной сама! Господи, какое это было чудо! Мама аж глазам своим не поверила. Но я ж непосидящая. Вот почувствовала, что могу вылезти из ванной, и вылезла. Ну а чего там сидеть долго, если мне и так уже хорошо? Да, вот эта моя неусидчивость иногда помогала мне, но и часто мешала. И ходить я раньше быстро любила, чуть ли не бегала. Так хотелось везде успеть, все увидеть. Обстоятельства научили более размеренному шагу, много чему научили. Правда, научили не так быстро, как пришлось мне научиться медленно ходить. Хотя чему там было учиться? По-другому не получалось. Но ванны… ванны и правда помогли. И я так обрадовалась, что сказала, ну все, наверное, хватит. Наверное, я уже вылечилась. Да и когда делать ванны? Вот скоро зимняя сессия, да и вообще нет времени ни на что. Наш уважаемый замдекана, Николай Николаевич, очень хороший человек, предлагал мне взять Академотпуск, чтоб было время на лечение. Но я тогда не представляла себе, как это – оставить учебу на целый год. Это для меня было смерти подобно. И что я буду делать все оставшееся после лечения время? Нет, я тогда не понимала, что в жизни важнее всего. Что иногда кажущиеся жизненно важными вещи, должны отойти на второй план, когда под угрозой нечто более ценное… Но угрозы я тогда по-настоящему не чувствовала. А жаль. Может, испугайся я очень сильно, начала бы усиленно искать решение своей проблемы где только можно. Ведь официальная медицина не дает никакой надежды на полное излечение ревматоидного артрита. А вот народная имеет в своем арсенале средства, которые могут помочь одолеть недуг. В этом я убедилась несколько позже. Но вернусь к ваннам. Их я приняла тогда, наверное, не больше 7-ми и на этом успокоилась. Сдала я сессию, прошла зима, а боли стали появляться опять. Они, правда, и не исчезли после принятых ванн полностью, но двигаться было гораздо легче.

Ухудшение ситуации

Весной я решилась на поездку во всем известный Софиевский парк в Умани, где я раньше никогда не была. И там я почувствовала, что нужно принять курс ванн снова – а то, что ж это такое, даже в лодку залезть тяжело, ноги подгибаются, болят… Опять эти ощущения, почему они возвращаются? Коварная болезнь, уходи… Но сама она не уходит, надо бороться. И на этот раз уже я говорила дома о том, что надо бы мне еще попринимать скипидарные ванны. Они ведь так хорошо помогли. Просто надо увеличить их количество, и тогда болезнь уйдет, я была уверена. Но… то ли организм привык к скипидару, или по какой другой причине, ванны не дали того эффекта, какой был в первый раз. Возможно, болезнь перешла на более глубокий уровень. Так просто и быстро ее теперь было не достать. Но в любом случае я продолжала учиться, старалась не думать о болезни. Старалась не показывать на людях, как мне тяжело. Даже не знаю, догадывался ли кто из моих сокурсников, чем я болею, кроме пары человек, которые точно знали о моей проблеме. Как-то один из преподавателей, которого сейчас, к сожалению, уже нет в живых, спросил у меня, почему я хромаю. Не поломала ли я ногу. Я ответила, что нет. Он сказал, ну слава Богу. А я тогда подумала, что вот самая большая проблема, как кажется со стороны – поломать ногу. Но, оказывается, есть вещи и похуже этого…

Прошла весна, наступило лето. Я сдала летнюю сессию без особых проблем. А потом должна была быть практика. Меня, как и после 1-го курса, о чем я забыла упомянуть выше, пригласили поработать в приемной комиссии. Я очень обрадовалась, так как в первый раз после работы там у меня остались только положительные впечатления. Так что и после 2-го курса я работала в приемной комиссии, Это мне очень помогало держаться “на плаву”. По совету своей тети я обратилась в деканат, чтобы мне предоставили путевку в местный санаторий, который имел неплохую репутацию и хоть немного специализировался на лечении заболеваний опорно-двигательного аппарата – в санаторий Лермонтовский, расположенный практически в центре Одессы. Опять спасибо огромное моему деканату, путевку мне выдали быстро, и сразу после окончания работы в приемной комиссии, в конце июля я отправилась поправлять здоровье в этот самый санаторий. Там мне назначили радоновые ванны, физиопроцедуры и гомеопатические уколы Цель Т и Траумель С, дорогие по тем временам препараты. Еще я ходила дышать валерьянкой, чтоб жилось спокойнее. И практически всегда, тоже “подышать” приходил один и тот же кот, который потом, после процедуры, спускался вниз на первый этаж и балдел у фонтанчика, пытаясь поймать там каких-то рыбок, которые то ли на самом деле там были, то ли существовали лишь в его воображении… Так что атмосфера была расслабляющая и вполне подходящая для того, чтоб здоровье начало поправляться. Но почему-то изменений в лучшую сторону я не чувствовала.

Ходила иногда на пляж, он был всего в 5-10 минутах ходьбы от санатория. Но, снимая босоножки на пляже, я каждый раз чувствовала, как больно ногам ступать по песку. Вместо радости опять приходили грустные мысли о том, как долго это все может длиться, неужели никак нельзя избавиться от боли? Я, конечно, старалась думать, что не все так плохо, надеялась, что будет лучше. Но все-таки радоваться жизни, когда почти все тело болит, не так-то просто. К сожалению, после окончания путевки, я чувствовала себя практически так же, как и в начале моего санаторного лечения. Говорили, что результат лечения может проявиться через несколько месяцев, но дальше оказалось только хуже. Сейчас я могу писать эти строки относительно спокойно, вспоминая как все было. И то, что я описываю, теперь кажется, происходило и не со мной даже. Как я могла перенести все это? Да, у меня сейчас еще не все в порядке с руками и ногами, я не могу ходить, много чего еще не могу… Но нет тех адских болей, я ощущаю мир не сквозь пелену мучения, как было тогда. Чувства не смешиваются с ощущением боли. Я могу радоваться обычным вещам, доступным мне, могу спокойно дотронуться до своего колена, не опасаясь, что причиню сама себе боль. Это так прекрасно, это дорогого стоит и не сравнить с тем, что было в то время.

Как я перестала ходить

В то время я училась уже на 3-ем курсе. В конце осени я почувствовала себя намного хуже. Я писала, что поездки в автобусах с того времени, как я заболела, стали для меня испытанием. Но к середине 5-го семестра моей учебы я почувствовала, что, если так пойдет дальше, я когда-нибудь упаду, стоя посреди автобуса. Ноги подкашивались, в руках не было силы, чтоб хорошо держаться. Я едва не падала при каждом ощутимом движении автобуса. Это был настоящий кошмар.

И вот в один из дней я почувствовала, что у меня просто не хватит сил куда-то идти, попробовала встать с кровати, но самой это сделать не получалось. Нужна была помощь родителей. Оказалось, что у меня повышена температура. Вполне вероятно, что она была выше нормы и до этого… Несмотря на мое состояние, я тогда попыталась сделать все, что в моих силах, чтоб закончить семестр. Доделывала дома лабораторки, практические и т.п. Но потом поняла, что на этот раз придется брать академ. Я стала передвигаться по квартире с папиной помощью.

Один раз мы взяли такси и поехали в студенческую поликлинику, чтобы оформить академотпуск. Не буду долго описывать, с какими трудностями это происходило, как отцу пришлось практически тащить меня на руках, как врач, вместо того, чтоб выполнять свои профессиональные обязанности и отнестись к моему положению с сочувствием, начала разглядывать меня, спрашивая, а что это за высыпания на коже, а это что такое. Разве можно так с человеком, которому и так плохо настолько, что он уже и передвигаться сам не может от боли и бессилия? Разве не она мне должна была объяснить, почему у меня появились эти высыпания? Разве не она была врачом? Вытерпев все это, я все-таки получила академотпуск.

Приехав домой, мы приняли решение, что будем теперь лечиться по полной программе, как это описано у доктора Залманова в книге “Тайная мудрость человеческого организма”. Горячие грудные обертывания, скипидарные ванны, даже уколы с камфорой. Все равно врачи уже ничего нового предложить не могли. В больнице последним, что они предлагали, были гормоны. Но опытные люди сказали, что их даже пробовать не стоит. Эффект, если и будет, то, опять-таки, лишь временный. А само применение гормонов может привести к необратимым изменениям в организме. Итак, мы начали домашнее лечение.

В те дни я, из-за того, что перестала двигаться самостоятельно и большую часть времени проводила в постели, похудела настолько, что стала похожа на скелет – по мне хоть анатомию изучай. Вся мышечная масса исчезла в мгновение ока . Но, конечно, похудела я не только из-за того, что перестала двигаться и очень мало ела. Болезнь просто буквально поедала меня изнутри. Я настолько ослабла и боль была такой сильной, что даже для того, чтобы передвинуть ногу на кровати на пару сантиметров или спустить с кровати на пол (причем на сам пол я ногу поставить не могла – чтоб не вызывать резкой боли, ставила ноги на специальную подушку ), я вынуждена была звать на помощь маму. Каждое движение давалось с огромным трудом, казалось, что ноги сделаны из чугуна, руки тоже совсем не радовали.

Одним-единственным положительным моментом в моем катастрофическом похудении было то, что теперь меня можно было без особых проблем перенести на руках с одного места на другое. Хотя для меня даже это было мучительно тяжело. От простого прикосновения к коже я чувствовала острую боль, меня как огнем пекло. Так что, когда отец брал меня на руки, чтобы отнести в ванную, слезы так и лились из моих глаз. Может, я недостаточно мужественный человек, но то, что я ощущала тогда, не желаю ощутить никому. И все-таки, несмотря на мучения, надо было продолжать жить, продолжать верить, что болезнь можно побороть, что будет лучше. Надеяться и верить. Это иногда бывает важнее самого лечения. От этого зависит, кто выйдет победителем из страшной схватки. Кто победит – болезнь человека или человек болезнь? Мои родители делали все, что только можно, чтоб не дать мне сдаться, чтоб я продолжала бороться за себя, за свою жизнь, свое будущее. Чтоб победителем вышла я. А я продолжала подсознательно верить, что все будет хорошо. Но болезнь настолько овладела моим телом и моим разумом, что я уже не знала, как мне бороться.


Начало выздоровления

И вот в начале 2001-го года мой отец вспомнил, что ему как-то рекомендовали врача, народного целителя. Так как сам он не очень-то верил в народные методы, то и врача этого не сразу решился позвать. Но тут такая ситуация. Терять нечего. Вобщем, позвонил он тому врачу и тот стал ко мне приходить каждый день в течение 2-ух недель, потом 2 недели перерыв. И так почти полгода. Он тогда назначил сбор трав, который нужно было пить чуть ли не литрами, сам сделал мазь для натирания суставов, воздействовал на суставы током с помощью специального прибора, применял иглотерапию. И все вместе это стало помогать мне. Суставы постепенно начали возвращаться к своему нормальному виду. Припухлость уменьшилась, болевые ощущения тоже. Все эти изменения происходили медленно, но верно. Я наконец-то увидела, что есть лечение, которое может помочь в моем случае. Но… если б я знала об этом раньше… Если б мы нашли этого доктора хоть на пару месяцев раньше. Если б я знала о том, что лечиться выбранным методом нужно не одну неделю и не две, а как минимум полгода, а еще лучше, если лечение будет комплексным! Но нет смысла думать об этих “если бы”, жизнь не повернешь назад, и раз что-то произошло, оно так и должно было случиться… Надо теперь из всего этого выкарабкиваться. Другое дело, что, возможно, мой горький опыт поможет кому-то избежать подобной ситуации. Ведь, как показывает жизнь, лучше учиться не на своих ошибках. Но я продолжу свою историю.

После полугодичного лечения врач сказал, что он сделал все, что мог, а остальное зависит от меня. Я, конечно, была немного расстроена из-за того, что, несмотря на почти нормальный внешний вид, мои суставы по-прежнему имели очень ограниченную подвижность. Надо сказать, что за то время, что я провела “прикованная” к постели, мои суставы приняли определенное положение и практически так и “застыли”. Я чувствовала, когда колени начали подгибаться, что, если не буду сопротивляться этому, то они так и останутся потом согнутыми. И я пыталась распрямить их, используя тот остаток сил, который у меня еще был. Вначале у меня это получалось. Но как-то случилось так, что колени очень сильно и с болью подогнулись (насколько я помню, когда папа нес меня в ванную). После этого я уже не могла их полностью распрямить. С локтями дело обстояло не лучше.
Что и говорить… почти все мои суставы деформировались. Начали интенсивно болеть даже тазобедренные, которые ревматоидный артрит обычно не трогает. К счастью, сейчас тазобедренные суставы здоровы, и на данный момент они практически единственные из моих суставов, выполняющие полный объем движений. А вот во время обострения болезни дошло даже до того, что я стала с трудом открывать челюсть.

Слава Богу эти мучения позади. Но, как я уже написала, объем движений после моего лечения оставался минимальным и с этим нужно было что-то делать. Мне советовали начать заниматься физкультурой по мере моих возможностей. Кто-то из знакомых отца по работе дал в пользование велотренажер. Я люблю велосипеды, поэтому обрадовалась, что появилась возможность крутить педали, да еще и с пользой для себя. Тренажер помог мне немного увеличить объем движений в коленях и голеностопных суставах. А для рук я делала такие движение, какие могла. Результаты были. Я добилась того, что появились движения в плечах, со временем пальцы обрели силу – я смогла удерживать ими ручку, позже – и более тяжелые предметы. Результаты были, но, увы, не такие, какие мне, безусловно, хотелось бы видеть. Суставы надо было разрабатывать. Нам посоветовали одного массажиста. Он массажировал все мои суставы, потом, после их разогрева, тянул, пытаясь разогнуть и согнуть, насколько возможно. Я плакала от боли, приходилось терпеть. Но и это не помогло разогнуть мои исстрадавшиеся руки-ноги. Потом был еще один массажист. Потом я на себе испробовала действие одного современного медицинского прибора. Много чего попробовала. Керосин пила даже.
За те 9 лет, что я не хожу, много чего можно было успеть сделать и испробовать. И я, конечно, искала – новые методики, рецепты – все, что могло мне помочь. От применения некоторых средств я чувствовала улучшения. У меня прибавлялось силы, боль в суставах уже практически не напоминала о себе. Но мои локти и колени, на которые я больше всего надеялась, никак не хотели начать нормально двигаться. Да, кисти, стопы, пальцы – они были и остаются не в лучшем положении. Но я надеялась, что, если начнут работать локти и колени, восстановить движения в остальных суставах не будет проблемой. Поэтому все наружные средства в первую очередь использовала именно на них.

За 9 лет моей неподвижности у меня все-таки получилось добиться результата еще в одном деле. Три года назад я закончила Академию связи. Получила степень магистра. Я не смогла бы этого, конечно сделать, если б мне не помогали мои близкие люди и не поддерживали мои друзья. И еще огромное спасибо преподавателям Академии, деканату, ректору – благодаря пониманию этими людьми моей нестандартной ситуации я смогла получить диплом. И, хоть по специальности я еще не работала, но все же получение диплома для меня и моей семьи – очень важное событие. Ведь оно означает, что еще не все потеряно. Что у меня может быть будущее. Теперь главное здоровье поправить… Мне давно рекомендовали сделать эндопротезирование суставов. Я об этом много думала, читала. Но согласиться на замену суставов на искусственные я и мои родители все никак не решались. Во-первых, я читала, что эти операции, как и любые другие могут быть весьма травматичны, ведь операция – это всегда риск. А во вторых одна такая операция даже у нас в Украине стоит несколько тысяч долларов. А мне таких операций, если менять все пораженные суставы, нужно… Можно посчитать. Локти – 2, колени – 2, кисти -2, голеностопные суставы – 2, плечевые – 2. Это как минимум. Ведь и пальцы надо исправлять… Но, возможно, замену некоторых суставов производить не нужно. А нужно просто, “почистить” их с помощью небольшой оперции, убрать спайки, контрактуры. Для этого необходимо комплексное обследование и комплексное лечение.

Я решила, что надо искать клинику, где специализируются на ортопедических проблемах и где используются различные методики при лечении проблем суставов. И нашла такую клинику при университете в городе Аахен в Германии. Написала им письмо. Они мне ответили, что могут помочь. Но надо предварительно оплатить 25 000 евро. После произведения оплаты я смогу к ним приехать на обследование и сразу после обследования они начнут лечение. Такой большой суммы у меня нет. Я пробовала работать после окончания учебы дома на компьютере. Но из-за неправильного положения рук, я быстро уставала, начинали болеть плечи. А денег получала не так много. И я поняла, что пока мои руки будут в том состоянии, в каком они сейчас, я не смогу нормально работать. Да и чтобы заработать 25 000 на лечение при той зарплате, что я получала, мне надо работать лет 20 точно. Но у меня пожилые родители. У мамы уже нет сил помогать мне. Поэтому я и решила, что нужно наконец предпринимать какие-то серьезные шаги. Я с детства любила быть самостоятельным человеком. Старалась всего добиваться сама. Но сейчас мне нужна помощь. Очень нужна. Я знаю, что есть люди, которые готовы помочь, готовы протянуть руку помощи. Я в этом убедилась. Не раз ко мне на улице подходили совершенно незнакомые люди и спрашивали, может, мне нужна их помощь. Например, помочь мне передвинуться в коляске на другое место. Но я обычно отвечала, нет, спасибо, я просто гуляю… А сейчас мне действительно очень нужна ваша помощь. Я верю, что с помощью небезразличных людей у меня получится собрать деньги на лечение. Господи, как я мечтаю снова ходить! Как мне хочется увидеть свое отражение в зеркале в полный рост! Как я хочу не нагружать маму, а делать все самостоятельно – умываться, расчесываться, кушать. Это такие вещи, о которых здоровый человек обычно и не упоминает. Но для меня, если я снова смогу это делать, это будет просто чудом. Мне так этого хочется!.. У меня уже нет слез, которые лились раньше рекой почти каждый день. Только иногда я себе позволяю погрустить. Ведь от того, что я буду плакать, ничего не изменится. Поэтому и сейчас я пишу эти строки с мыслями о хорошем. Я верю, что у меня все получится. И прошу. Пожалуйста, помогите мне в этом. Я очень надеюсь на вашу помощь.

P.S.

Еще немного о себе

Когда у меня не было проблем с руками, я с удовольствием вязала крючком, шила, вышивала, рисовала. Сейчас тоже иногда занимаюсь творчеством. Правда, надолго моих сил не хватает- все-таки начинают болеть плечи, так как держу руку не под правильным углом, когда работаю, – локти не разгибаются… Поэтому и приходится выворачивать плечо. Еще я раньше неплохо играла на пианино. Закончила музыкальную школу. С удовольствием села бы сыграть что-нибудь и сейчас, если бы не проблемы с руками. Люблю животных, природу, узнавать новое об этом мире. Стараюсь теперь относиться ко многим вещам по-философски. Считаю, что моя проблема со здоровьем многому меня научила. И поэтому сейчас я благодарна Богу за то, что прошла через это испытание. Может, я многого еще не поняла в этой жизни и мне предстоит много чего узнать и многому научиться… Но, главное, я научилась ценить то, что имею, и поняла, что у каждого в этом мире свой путь и свое место.

Получить подробную информацию о том, куда можно перечислять  деньги на лечение Дине Савенковой можно узнать, пройдя по ссылке…

http://www.liveinternet.ru/users/3598460/post118170446/

С уважением, Неволин Владимир