Вулканология в жизни Максима Криппы

Со школьной скамьи все наслышаны о том, что кажущаяся нежной и любящей матерью планета Земля, на самом деле обладает также грозной силой, способной повергнуть в ужас человека, показать ему всю слабость и ничтожность, хрупкость культуры и выстроенной им цивилизации. И сделать это Земля может в одну секунду. Когда извергается вулкан, происходят планетарные потрясения.

Некоторые ученые придерживаются даже немного мистической позиции, считая, что масштабные природные катаклизмы не случаются просто так. Это некая гигиена, которую проводит сама мать-Земля. Следуя за американским писателем Куртом Воннегутом, последний роман которого называется симптоматически «Времетрясение», мы обратимся сегодня к сотрясанию пространств, к землетрясениям и извержениям вулканов. И расскажет нам об этом специалист с опытом, пылающий страстью к своей профессии, российский вулканолог и сейсмолог Максим Криппа.

– Итак, Максим, нам интересно узнать, почему профессия вулканолога сейчас настолько важна, по Вашему мнению. И чем именно сегодня занят специалист-вулканолог, ведь, казалось бы, времена, когда поверхность Земли была сплошным огненным и взрывающимся комом лавы, уже прошли…

– Я бы не сказал, что опасности миновали. Да, Земля сейчас представляется из космоса прекрасной, мирной и гармоничной зелено-голубой планетой, но мы все еще очень мало знаем о ее внутренностях. Видели в школьных учебниках сравнение планеты Земля с яблоком?

– Да-да, что-то смутно припоминаю…

– Ну, давайте вспомним вместе. Итак, у нас есть косточка яблока, серединка. Это ядро. Про ядро мы вообще мало знаем. Некоторые считают, что оно жидкое, другие – что твердое, а третьи вообще говорят, что ядро состоит из нескольких слоев, одни из которых – жидкие, а другие – твердые. Короче, однозначного ответа пока нет, одни предположения. Далее у нас идет что? Мякоть. Мякоть – это земная мантия, а верхние слои этой мантии называются астеносфера. Именно в этой астеносфере плавают литосферные плиты. И, наконец, шкурочка яблока. Это земная кора. Вы представляете себе, да, все эти соотношения? Так вот, более или менее достоверно мы изучили только земную кору. И то… к примеру, океанские глубины и, соответственно, земную кору под океанами мы еще очень плохо знаем…

– Удивительно! А вулканы, Максим, – похожи, мне кажется, на такие шахты или воздуховоды, соединяющие мантию и поверхность Земли?

– Скорее даже астеносферу, но, в общем, Вы мыслите в правильном направлении. Иногда говорят, что вулканы помогают Земле поддерживать стабильность, свою целостность, чтобы давление не разорвало планету изнутри. Мне кажутся такие размышления вполне логичными. И когда Земля «вздыхает», выпускает пар, происходит извержение вулкана. Но извержения бывают разными. Некоторые даже не приносят каких-то видимых повреждений, а другие и вовсе могут изменить климат целой планеты.

– Ого, а такое уже случалось?

– Да, и не единожды. Наверное, самый яркий пример – это извержение супервулкана (есть такой специальный термин) Тоба. Тогда он выбросил в атмосферу столько сероводорода и сульфатов, что Земля стала выглядеть (как предполагают сейчас ученые-реконструкторы) желтой… В итоге наступило глобальное похолодание, Землю сковал ледяной колпак, флора и фауна изменились навсегда.

– Ничего себе! А что сейчас случилось с этим вулканом? Или его уже нет?

– Он существует. Только Вы его не увидите. Если не будете знать, на что смотреть. В Индонезии бывали?

– Отдыхала как-то раз.

– Так вот, там есть озеро – Тоба. Понимаете, к чему я клоню? Извержение было настолько мощным, что «крышу» вулкана буквально снесло, и кратер перестал быть похожим на гору или холм, как мы привыкли. Вообще для супервулканов характерна такая черта: они похожи не на возвышения, а на впадины скорее. И вулкан Тоба – ныне трагический древний старик – потухший – превратился в романтическое озеро.

Источник: https://www.intex-press.by/2018/01/22/opasnaya-professiya-issledovatel-vulkanov-maksim-krippa/?utm_source=singlepage&utm_medium=readalso&utm_campaign=link