Станет ли iPhone жертвой американо-китайской войны?

В очередной порции полного тумана я хочу рассказать вам о торговой войне между США и КНР, вроде бы, никак нас не касающейся нас. Если вам небезразлична судьба iPhone, увы, эта тема вас касается. Я мог бы сразу ответить на вопрос вынесенный в заголовок в самом начале.

Если ничего невероятного и неожиданного не произойдет, с вероятностью почти в сто процентов исход нынешнего кризиса можно предсказать. Но – не буду. Просто, в своей обычной туманной манере, я изложу некоторые факты этой войны. А iPhone эта история касается, поскольку, как вы знаете, эти умные телефоны, сделавшие Apple одной из самых богатых IT-компаний в мире (возможно, самой богатой), с самого начала их истории производились в особом экономическом районе на юге КНР. Из самых шкурных соображений, в начале нынешнего тысячелетия производство персональных компьютеров и гаджетов массово эмигрировало из США.

В результате, несмотря на значительное усложнение логистики, все эти изделия дешевели, и раскупались невиданными прежде тиражами. Apple тогда еще Computer включилась в этот процесс одной из последних, когда другого выхода уже не было. Стив был против этого шага, но ситуация стремительно менялась и Тиму Куку было поручено организовать производство Mac’ов в Китае. Тим справился.

К моменту появления первого iPhone производственный комплекс в Юго-Восточной Азии работал без сбоев. А если бы первый iPhone производился в США, он был бы значительно дороже, и у него не было бы шансов на серьезный успех. Если вообще был бы шанс и успех. О том что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, умные люди предупреждали еще тогда, представители IT-индустрии соглашались с умными людьми – но не соблазниться возможностью снизить себестоимость и увеличить прибыль они не могли.

Покорение мира китайской народной республикой набирало обороты, заводы в Шэньчжэне накапливали опыт, они все лучше справлялись с самыми сложными задачами. Когда-то европейцы ввозили в Китай опиум, теперь китайцы подсадили IT-индустрию и население западных стран на еще более сильный наркотик. Ловушка захлопнулась. Как началась торговая война В праздничном квартале 2018 года, впервые с “начала времен”, продажи iPhone снизились по сравнению с аналогичным кварталом предыдущего года.

Собственно, о том что iPhone XS и iPhone XS Max шокирующе дороги говорили все. О том что выдержать конкурентную борьбу с земляками китайских брендов XS не сможет, тоже. Их выпускали те же заводы, инженеры многому научившиеся у “заморских дьяволов” за полтора десятилетия легко и достаточно близко к оригиналу повторяли лучшее что появлялось в iPhone, а в чем-то даже опережали своих учителей. “Китайцы” были дешевле, с точки зрения человека с улицы ни чем не хуже – результат был предсказуем.

СМИ охотно пересказывали эти предсказания, и те самые люди с улицы, не вникая в детали, делали собственные выводы: Apple проиграла в конкурентной борьбе, iPhone больше никому не интересен, его не покупают. Apple будто бы несет убытки, закрывается, уходит в какие-то подписные сервисы. Те кто ждал этого с 1996 года могут открывать шампанское: свершилось! На самом деле, никаких убытков Apple не несла. Продажи iPhone принесли Apple на 15% меньший доход чем в 2017 году, но, тем не менее, компания заработала на iPhone десятки миллиардов долларов, продав почти сотню миллионов “никому не нужных” устройств.

Но, тем не менее, это был очень тревожный симптом, и что-то надо было срочно менять. Apple одна из икон американской экономики. Тим Кук поддерживал Хиллари Клинтон, но угрозу Apple Трамп воспринял очень серьезно, и принял меры. “Китайцам” осложнили доступ на американский рынок.

США – это главный рынок Apple, здесь зарабатывается половина её прибыли. Второй по значению рынок у Apple – КНР, и это неслучайно. Apple приложила к проникновению на этот рынок немало усилий еще с конца 90-х. В начале августа текущего года администрация США приступила к исправлению давней и очень серьезной ошибки IT-индустрии, естественно административными методами. Речь идет о “тарифах”, дополнительном 10% налоге на ввозимую в США продукцию КНР.

Через месяц, в сентябре, фактическая себестоимость iPhone (и всех других изделий Apple, производимых в КНР) должна были увеличиться. Вступление новых правил было отложено, скорее всего до декабря. Самое неприятное во всем этом – это правильный шаг, который следовало предпринять лет двадцать назад, когда вся эта китайская история лишь начиналась. Сегодня все зашло слишком далеко, и теперь все очень непросто – и без жертв эту запущенную болезнь не вылечить. Именно после этой встречи родился мем «Тим Эппл» В КНР, на втором по значению рынке Apple, изделия Apple продаются хуже чем раньше. В этом виноваты и конкуренция с местными брендами, и политическая ситуация. Если из-за торговой войны изделия Apple вырастут в цене и на американском рынке, положение Apple не может не ухудшиться.

Сомневаюсь что это пойдет Apple на пользу. Кстати, есть – хоть и очень небольшая, вероятность именно такого развития (трудности иногда идут на пользу). Но, скорее всего, ничего хорошего эта ситуация не обещает. Загадочные события августа 2019 года Зачем Apple выпускает бета-версии новых операционных систем для разработчиков? Для того чтобы они могли учесть в своём программном обеспечении новые веянья, и к моменту выхода релиза использовать их. От этого зависит и их успех, и успех платформы.

Обычно, по традиции которой уже очень много лет, разработчикам предоставляются бета-версии одного-единственного ближайшего релиза. В самой компании в разработке может быть несколько ближайших релизов, с этим нет никаких проблем – но не для разработчиков за пределами компании. Если бы Apple выпустила, одновременно, бета-версии сразу двух релизов некоторой операционной системы, существенно отличающихся один от другого, на какой из релизов они ориентировались бы?

На этот гипотетический, и вполне себе глупый, вопрос недавно мы получили абсолютно реальный ответ. Немного хронологии: 21 августа этого года Apple выпустила восьмые бета-версии iOS 13 и iPadOS 13. До нового релиза, по опыту прошлых лет, оставался почти месяц. А 27 августа произошло нечто странное: Apple выпустила первую бета-версию iOS 13.1 и iPad 13.1. Восьмая бета-версия iOS 13 и iPadOS 13 была последней бетой релиза. У разработчиков оказались бета-версии сразу двух релизов iOS и iPadOS. Эксперимент? А зачем? Я было подумал что в iOS/iPadOS 13 вскрылось что-то несовместимое с жизнью, но быстро сообразил что в такой ситуации переименовывать версию системы релиз которой еще не вышел бессмысленно.

А выявление чего-то несовместимого с жизнью во время бета-тестирования чем-то неестественным не является. Собственно, именно для этого оно и производится. Бета-версии следующего релиза выходят в свет не раньше чем данный релиз признается завершенным и выпускается его GM (Golden Master). Между официальным релизом и GM отличия минимальны. Можно предположить что между 21 и 27 августа, без публичного его объявления, вышли GM-версии iOS 13 и iPadOS 13, которые устанавливались на iPhone новых моделей, прибывающие в США до начала действия новых тарифов.

Иначе те, кто считает Apple наших дней компанией утратившей то лучшее, из-за чего она стала одной из самых влиятельных IT-компаний наших дней, могли бы считать все это доказательством их точки зрения. 19 сентября вышла iOS 13. 24 сентября – iOS 13.1 и iPadOS 13.1, после чего, 2 октября, вышла первая бета iOS/iPadOS 13.2. К чему привела торговая война 20 октября 2019 стало известно о том что Тим Кук выбран председателем правления университета Цинхуа в Пекине, на период до 2022 года. Тим Кук на недавней встрече с китайскими чиновниками До этого, Тим потребовал убрать из App Store приложение HKMap, применявшееся во время беспорядков в Гонконге для обнаружения полицейских сил быстрого реагирования. Группа юристов в США тут же заявила протест по этому поводу.

То есть, Тим пытается сохранить хорошие отношения на втором по значению рынке Apple. Почти одновременно, в Индии, недалеко от города Ченнаи (бывший Мадрас), началось производство iPhone XR. Теперь там готовятся к выпуску iPhone 11 – и похоже, это только начало. Источник